День памяти Хаджи Серая Хана Шапшала в Джуфт Кале.

22 мая 2021 года  около сотни крымских караимов (караев) общин Симферополя, Бахчисарая, Феодосии, Евпатории и Ялты собрались в древней крепости Джуфт Кале – родовой колыбели караимов, где провели молебен и праздничное собрание, на котором вспомнили Хаджи Серайю Хана Шапшала.

Караимы Крыма собираются почтить память своего выдающегося лидера в крепости, потому что именно здесь Хаджи Серая Хан Шапшал в 1916 году был посвящен в титул Гахана. В годы его бытности в должности Гахана караимское общество получило наибольший расцвет и развитие: в это время была сформирована национальная библиотека в Евпатории, начал выпускаться журнал крымского духовного правления, была открыта богадельня. С. Шапшал был выдающимся учёным–тюркологом, историком, дипломатом, потомственным почётным гражданином Российской империи, доктором филологических наук, профессором, членом Польской и Краковской академий наук, автором многих научных трудов, педагогом. Караимы чтят Шапшала и за просветительскую деятельность, и за то, что он неоднократно буквально спасал свой народ, даже находясь далеко за пределами крымского полуострова.

Перед началом торжества прошло богослужение в Соборной кенаса. Затем выступили:

– председатель Национально-культурной автономии крымских караимов Республики Крым Наталья Кропотова (Культе) поздравила с праздником, поблагодарила Дом Дружбы народов за предоставление транспорта и издание буклета, который презентовала и подарила председателям городских общин;

– член Научного совета автономии, историк Владимир Кропотов рассказал о С. Шапшале и книге Виктории Струниной;

– председатель Феодосийского общества «Мэхэбэтлик» Ольга Ткебучава (Коген) кратко осветила деятельность общины и пригласила всех в следующем году на празднование «Ага думпа»;

– Дмитрий Полканов вспомнил о славной дочери караимского народа Лидии Ефетовой (Габай), со дня рождения которой 15 мая этого года исполнилось сто лет;

– автор книги «Семён Эзрович Дуван: во благо Евпатории» Виктория Странина выступила с приветственным словом;

– председатель Бахчисарайской общины, сотрудник Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника Ирина Баккал передала от имени музея-заповедника в Музей истории, культуры и религии крымских караимов-тюрков им. Тамары Ормели в Симферополе 11 книг;

– председатель симферопольской национально-культурной автономии крымских караимов Надежда Жураковская (Кефели) презентовала недавно изданную брошюру «Девять рецептов к чаю», первую из серии «Традиционная кухня крымских караимов-тюрков (караев)»,  вручила памятные подарки и сувениры активистам организации. Сказала слова благодарности руководству Симферополя и сотрудникам отдела межнациональных отношений  за оказанную помощь в изготовлении сувениров и  брошюры. Поблагодарила за финансовую помощь Валентину Николаеву (Чалборю) из С.-Петербурга.

Экземпляры всей сувенирной продукции передали в Музей истории, культуры и религии крымских караимов им. Т. Ормели в Симферополе.

Участникам встречи раздали последний номер газеты в газете «Къырымкъарайлар», а  председателям городских и религиозных организаций вручили изготовленные Владимиром Джумуком значки в форме караимского флага.

После торжественных речей все участники отведали горячий плов, приготовленный Ириной Баккал и Лесей Мангуби, а также продегустировали напитки известных виноделов Сергея Чигарева из Бахчисарая, Зураба Ткебучавы из Феодосии и Сергея Бобовского из Ялты.

Для желающих была проведена экскурсия по городу-крепости и кладбищу Балта Тиймэз.

 Самые маленькие караи участвовали в мастер-классе по лепке и рисунку Гарри Бабаджана.

Перегревшийся и  задымившийся во время возвращения в Симферополь автобус добавил незабываемых впечатлений.

Праздник удался на славу!

Н. Кефели.

Реклама

Крымские караимы в Великой Отечественной войне.

Среди множества войн, которые вели народы нашего государства на протяжении более тысячелетней его истории, было немало, когда на кону стояла возможность сохранения государства, но впервые во всей полноте в 1941 г. встал вопрос о возможности существования самих народов, составляющих это государство. Военно-политическое руководство Германии считало, что разгром вооруженных сил СССР будет осуществлен в течение 2-х месяцев (план «Барбаросса»). О том, что СССР в начавшейся войне продержится не более 100 дней, полагали и руководители западных демократий – США, Франции, Англии. И в Германии, и в западных странах оценку ситуации, сложившейся к июню 1941 года давали не бездари и дилетанты, а лучшие военачальники, талантливые политики, элита военно-промышленного капитала. И основания у них были. Экономический и военный потенциал гитлеровской Германии с союзниками значительно превосходил советский, а в том, что ее армия на тот момент по праву считалась сильнейшей в мире, сомнений ни у кого не вызывало. По всем канонам военного искусства середины ХХ века шансов у СССР выстоять в военном противоборстве не было.  И первые недели, начавшейся 22 июня войны, казалось бы, подтвердили это. Отдавались значительные территории. Колоссальные потери в живой силе и технике. На фронтах гибли десятки соединений от взводов, рот, батальонов, до дивизий, корпусов и армий. Гибли и сражались. В тот тяжелейший период начала войны наши предки могли бы сказать как Фемистокл (охарактеризовавший состояние Греции в V в. до н.э. во время персидского нашествия): «Мы погибали, чтобы не погибнуть!». И не погибли, и войну выиграли, опровергнув законы военного искусства. Выиграли, оставив на полях сражений миллионы павших. За Победу заплатили очень дорогую цену. За право на жизнь всегда платят дорого. Вот почему и война для нас Великая Отечественная, и память о ней священна. Священна для всех народов, выстоявших в 1941-1945 гг., в том числе и для крымских караимов, представители которых достойно сражались в составе частей Красной Армии, партизанских отрядах, вели войну в группах подпольщиков…

Для крымских караимов, как и для других этносов нашей родины, Великая Отечественная война стала одним из самых  трагичных и значимых событий в его истории. Нет необходимости говорить о том, что народная память о ней будет сохраняться, пока будет существовать народ. И не случайно, что в среде крымских караимов сведения об участниках войны собираются десятилетиями.

Значительный материал об участниках ВОВ (241 чел.) собрал в 1960-е-70-е гг. Н. Кефели, затем эту работу продолжил М. Хафуз. Собранные сведения использовал А. Фуки в книге «Караимы – сыновья и дочери России» (Москва, 1995), где названо 238 фамилий из указанного списка. Сам А. Фуки провел огромную поисковую работу и добавил достаточно подробные сведения, как на представленных в списке Н. Кефели, так и на десятки других участников войны. Всего в его книге более 400 фамилий крымских караимов – участников ВОВ – бойцов войсковых соединений, партизан и подпольщиков. После выхода в свет этой книги, выяснилось, что в ней сведения о караимах, сражавшихся на фронтах, далеко не исчерпывающие. К тому же, очевидно, что при обработке такого объемного материала практически одним человеком, ошибки и неточности неизбежны. В адрес Ассоциации крымских караимов поступали заметки И. Шайтана «Исправления ошибок и дополнения к работе А. Фуки «Караимы – сыновья и дочери России», а также замечания, исправления и дополнения от караимских общин, членов семей и близких участников войны, самих фронтовиков.

 Письма в адрес «Ассоциации крымских караимов «Крымкарайлар»», мнения членов общин, свидетельствующие о неослабевающем интересе к теме участия караимов ВОВ, послужили толчком для более углубленных исследований. Началась активная работа, охватившая период со второй половины 90-х годов по 2004-2005 гг. В 1995-1997 гг. Ассоциация провела анкетирование, позволившее выявить десятки новых фамилий участников войны и ранее неизвестные факты фронтовых биографий.

Обширный материал появился на страницах караимской периодики, в отдельных публицистических и научно-популярных изданиях, например: И. Синани «В поисках мира» (С.-Петербург, 1996), С. Альянаки «О том, что помню» (Феодосия, 1998), В. Кропотов «Военные традиции крымских караимов» (Симферополь, 2004) и др. Поисковую работу стали вести караимские общины. В Ассоциацию поступили сведения об участниках войны из Симферополя, Евпатории, Феодосии, Бахчисарая, Мелитополя, Днепропетровска, Харькова, Одессы. Большую работу провела община Санкт-Петербурга и лично Р. Айваз, собрав сведения из государственных архивов «Книги памяти Ленинграда», воспоминаний родных и близких. Значительный материал одесситы и лично Б. Леви. Ценные материалы передали также А. Бабаджан (Симферополь), Д. Айваз (Одесса), Я. Бараш (Ялта), С. Кальф-Калиф (Харьков), Т. Дубинская (Бахчисарай), М. Орзик (Одесса), Л. Панферова (Евпатория), М. Культе (Евпатория), Д. Эль (Евпатория), Г. Гладилова-Ормели (Симферополь), Б. Таймаз (Москва), Ю. Бараш (Днепропетровск) и многие другие. Члены Научного совета Ассоциации крымских караимов изучили значительный объем документальной литературы, фонда крымского архива, проработали «Книги памяти» Республики Крым, Севастополя и Ленинграда.

В результате проделанной работы к 2004 г. были собраны сведения о 649 участниках ВОВ, в том числе 612 крымских караимах, сражавшихся в подразделениях действующей армии, флота, авиации, и 37 партизанах и подпольщиках. Среди сражавшихся – 273 – рядовой и сержантский состав; 201 – офицеры (у 138 на тот момент военные звания не были установлены). Крымские караимы, наряду с другими народами СССР понесли на фронтах тяжелые потери, что свидетельствует о верности долгу и мужеству сражавшихся: из 612 фронтовиков 310 погибли и пропали без вести (197 и 113 соответственно, судьба 27 неизвестна). Воевали 48 женщин. Из 37 подпольщиков и партизан 13 погибли и 3 пропали без вести. Общее число погибших и пропавших без вести 326 человек. Так что каждый второй крымский караим – участник ВОВ отдал свою жизнь в борьбе с врагом. Подавляющее большинство воевавших награждено боевыми орденами и медалями.

При составлении в 2004 г. списков фронтовиков, подпольщиков и партизан Ассоциации сочла необходимым представить также список из 18-ти человек, которые не были членами подпольных групп и не входили в состав партизанских отрядов, но своими действиями на оккупированных территориях оказывали активное сопротивление врагу и рисковали жизнью, как подпольщики и партизаны: помощь десантникам, партизанам, передача медикаментов в лес и выдача фиктивных медицинских справок (как это делал, например, симферопольских врач А. Синани) и пр. А поступок евпаторийского юриста С. Ходжаша, категорически отказавшегося стать по требованию оккупационных властей городским головой Евпатории, расстрелянного за отказ вместе с членами семьи в марте 1942 г., сопоставим с героизмом, принявших смерть в бою, артиллериста Д. Паши или командира эсминца «Гордый» Б. Ефета.

После составления Ассоциацией в 2004 г. списков участников войны, работа по их поиску продолжалась. В настоящее время из документальных источников и сведений, сообщенных родными и близкими, удалось установить еще более 100 фамилий фронтовиков, и в итоге общее число воевавших приближается к 800 человек.

Общая численность крымских караимов в СССР к началу ВОВ по самым оптимистическим подсчетам составляла порядка 8000 человек. Следовательно, на полях сражений было задействовано примерно 80% всего мобилизационного ресурса крымскокараимского народа (мобилизационный ресурс определяется в 1/8 численности народа). Это очень высокий процент, даже с учетом того, что призыв в армию в годы войны охватывал с 1891 по 1927 гг. рождения. Как уже отмечалось выше, потери составили около 50 %, т.е. около 400 человек (с учетом выявленных фронтовиков после 2004 г.). По сведениям самого глубокого исследования наших потерь в годы войны, проведенных под руководством Г. Кривошеева («Гриф секретности снят». Москва, 1993), в 1941-1945 гг. в Красной Армии прошли службу более 34 млн. человек. Безвозвратные демографические потери (погибшие на поле боя, пропавшие без вести, умершие от полученных ранений в госпиталях и погибшие в плену) составили около 9 млн. человек, т.е. менее 25 %. Таким образом, процент потерь среди воевавших крымских караимов более чем в два раза выше среднего по вооруженным силам СССР в 1941-1945 гг. Это достаточно убедительное свидетельство того, что крымские караимы, верные традиции предков сражались достойно, и что дает право их потомкам с чувством гордости и благодарности вспоминать имена своих отцов, дедов и прадедов.

В представленной статье имена воевавших и подробности их фронтовых биографий практически не упоминаются. И это сделано намерено. В преддверии такой знаменательной даты вспомнить надо всех. Всех поименно! Рамки никакой статьи не смогут вместить даже малой части требуемого. Приводя в статье десяток-другой фамилий с описанием их действий, подвигов на фронте, мы тем самым незаслуженно предадим забвению память о событиях других. К тому же многое нам до сих пор неизвестно. Например, подробности последнего боя тех, чьи фамилии значатся в графе «пропал без вести». Да и о числящихся погибшими зачастую известны лишь дата и место гибели, а ведь они все выполняли свой воинский долг до самого конца…

Нельзя не вспомнить и погибших мирных жителей. Сотни крымских караимов, наряду с представителями других национальностей, погибли на оккупационных гитлеровцами территориях. Больше всего в местах компактного проживания и, прежде всего, в Крыму. Точное число их вряд ли когда-нибудь будет установлено. Вероятно, не менее 10-15 % от общей численности всего народа, а может быть, и больше?! Только в одной Евпатории, и только в период с 6 по 9 января 1942 г. было расстреляно немцами вместе с тысячами евпаторийцев более 100 крымских караимов за оказанную жителями помощь высадившемуся в город 5 января морскому десанту из Севастополя. А ведь оккупационный режим в Крыму длился 2,5 года. Еще сотни погибших в оккупации в других регионах, блокадники Ленинграда, погибшие от бомбежек, артобстрелов…

Не будут, наверное, преувеличением сказать, что война коснулась фактически каждой караимской семьи. И память о ней, в которой слились воедино и горе, и трагедия, и подвиг живет и будет жить до тех пор, пока жив народ. И также, как и у других народов, победивших в Великой Отечественной войне, у крымских караимов эта священная память давно уже стала частью национального сознания, неотъемлемой составляющей и национальной гордости, и национального достоинства.

Кропотов В. С.