Яков Кефели (1876–1967).

Имя генерала Кефели – одно из светлых имён, украшающих длинный перечень имён героев обороны Порт-Артура (см. «Правда о Порт-Артуре», С.Пб., 1906-1907, Е. Ножин).

Я. Кефели был, незаурядным человеком. Отличный врач, хороший военный организатор и командир. Это видно хотя бы из того, что он был назначен Великим князем Николаем Николаевичем комендантом турецкого Трапезунда, который русские войска заняли во время Первой мировой войны 1914 г.

Я. Кефели был и одарённым политиком. Ещё до Второй мировой войны 1940 г. он написал работы, предлагающие французскому государству провести со­циальные законы, которые установило правитель­ство только после войны.

Будущий герой Порт-Артура, доктор медицины, гене­рал Я. Кефели родился в семье старшего караимского газзана (священника) в городе Николаеве и кровно связан с Крымом. Его предки по мужской линии – выходцы из Кафы (Феодосии). Мать – Арзу, урождённая Сакизчи-Ага, происходила из древнего карайского княжеского рода, правившего в Кырк-Йере (Джуфт-Кале).

Традиционную для караимов-тюрков тягу к военной про­фессии Яков Кефели сочетал со стремлением стать врачом. В 1896 г. он поступил в Императорскую Военно-медицин­скую академию и закончил её с отличием в 1901 г. со сте­пенью врача. В том же году начал воинскую службу врачом ме­дицинской части Управления Порт-Артура, а затем был пере­ведеён на должность врача в Квантунский флотский экипаж.

В 1902-1904 гг. находился в заграничном плавании в должности судового врача на крейсере «Забияка» и эскадренном броненосце «Пересвет», и в должности отряд­ного врача на эскадренном миноносце Первой тихоокеан­ской эскадры. На последней должности он состоял и во время русско-японской войны. 27 января 1904 года участвовал в бою с японским флотом у Порт-Артура, находясь на миноносце «Стерегущий».

В должности заведующего Санитарным отрядом воевал на Зеленых Горах с 13 по 15 июля 1904 г. в составе дивизии генерала Кондратенко. С 15 июля по 20 декабря участвуя в обороне крепости Порт-Артур, находился с Санитарным отрядом на атакованном участке северо-восточного фронта. Отличился в боях, внёс заметный вклад в организацию военно-полевой медицины.

Начав службу младшим врачом, Я. Кефели прошёл путь до генерала. Адмиралом Колчаком, который хорошо его знал, был назначен в международный санитарный Совет для Ближнего востока.

Переехав в Париж, прожил там до конца своих дней. «Не было дня без мыслей о покинутой родине, о родных и друзьях, о погибших и живых… Они дороги мне здесь даже в обломках за рубежом, где суждено мне остаться навсег­да.» — писал он в своих «Воспоминаниях обо всём».

Яков Кефели являлся авторитетом в эмигрантских кругах. Как старший по званию, возглавлял морское собрание соратников по флоту. Издал за рубежом ряд работ. К сожалению, пока не все они опубликованы.

Его работы «На «Пересеете» в 1903 году» и «Об Ушедшем уходящий» своеобразная энциклопедия российского флота начала века. Интересны даже названия разделов этой рукописи: обед; отпуска; венерическая профилактика; церемонии; подъеём флага и т.д.

Интересна его рукопись «Ленин или Иванов 14-й? Октябрьский переворот», повествующая о товарище по плаванию, командире крейсера «Диана», капитане Модесте Иванове. Он сыграл важную роль в привлечении флота на сторону революции и был первым морским министром советской власти. Я. Кефели убеждён, что «без Иванова 14-го в октябре не было бы Ленина после октября, и вся история человечества пошла бы по иному пути».

Остались неизданными работы Я. Кефели политико-философского и экономического направления.

Яков Кефели нередко употреблял характерные в прошлом для крымчан народные выражения. Например: «Судьба сильнее нас, и её узоров не разгадать. На всё Кысмет!» Последняя фраза – «На всё судьба!» – распространенное присловье крымских караимов и крымских татар – «Кысмет болса».

В воспоминаниях Я. Кефели много познавательного, поучительного: этнографические заметки, любопытные факты о нравах моряков, о флотских традициях, об отношениях представителей разных национальностей, о веротерпимости и т.д. «По фамилиям, – пишет Я. Кефели, – в кают-компании были представлены народности всей России и даже Европы: русские, украинцы, немцы, поляк, эстонец, крымский караим, татарин. Они были разной веры, преимущественно христиане (православные, лютеране, католик)». «Среди офицеров во всей эскадре, – отмечает автор воспоминаний, – не христиан было только двое я [караимского вероисповедания] и лейтенант Ислямов – магометанин». Все чувствовали себя комфортно и в будни, и во время официальных православных праздников и были в прекрасных отношениях с судовым священником, «тихим и добрейшим иеромонахом отцом Вениамином». Я. Кефели пишет: «Как караим, я чту учение Христа не менее христиан» и подчеркивает, что «никогда не выдавал себя за православного или христианина, но уважал чужое, и меня за это уважали». В кают-компании о религии не говорили. Это запрещал ещё Морской устав Петра Великого, как и разговоры о политике и осуждение начальства.

Отец Якова Кефели был старшим газзаном. Так что он знал учение Анана и то, что караимская религия считает Иисуса Христа пророком, признаёт его учение, но не считает его сыном Божьим. Поэтому Я. Кефели не чувствовал себя среди православных чужим.

К сожалению, большинство караимов, особенно после революции, сводит учение караимов к внешним малочисленным обрядам, не зная сути своей веры. Надо признаться, что караимы не одни в этом отношении. Если бы русские-христиане знали учение Иисуса Христа, то они не согласились бы быть палачами во времена красного террора.

Я. Кефели был дружен с адмиралом Колчаком (они познакомились при защите Порт-Артура) и до Мировой войны 1914 г. находился под его командованием, а позднее, находясь на кавказском фронте, он был под управлением Великого князя Николая Николаевича, который ценил его ипроизвёл в генеральский чин.

Я. Кефели один из первых с небольшой группой других караимов, заинтересовался происхождением своего народа, изучая персидских и французских авторов, и пришёл заключению, что крымские караи потомки караитов Средней Азии. Это подтвердили и дальнейшие исследования на основе работ персидских, монгольских, китайских, а также русских и турецких авторов.

Родственники Я. Кефели из Симферополя и Парижа.

Родственники и потомки Якова Кефели живут в Симферополе, Николаеве, Одессе и за рубежом – во Франции (Париж) и США. Следуя примеру своего деда, его внук Юсуф Кефели, по матери потомок последнего турецкого султана, был офицером французского флота.

Михаил Сарач.

Я. Кефели. Воспоминания русского студента в Париже в 1900 здесь

Я. Кефели. В КИТАЕ НА ХОЛЕРЕ В 1902 ГОДУ

Я. Кефели. Поручик Тапсашар.

Его деятельность была мощным импульсом

19 апреля 2019 года, а по другим данным в 1 сентября 2020 года исполнилось 110 лет со дня рождения, а 14 августа – 20 лет со дня смерти славного сына караимского народа, учёного, юриста, участника движения маки, интернационалиста, экономиста, предпринимателя, почётного академика Академии Естественных наук России, Почётного гражданина Бахчисарая, благотворителя Михаила Семёновича Сарача.  Он «Многое сделал для сохранения и возрождения культуры караимского народа. После распада СССР оказал караям наибольшую помощь. По значимости сделанного для своего народа Михаила Семёновича можно сравнить с глубоко почитавшимся им Гаханом Хаджи Серая Шапшалом», писал лично с ним знакомый и сотрудничавший Председатель Научного Юрий Полканов.

            Мнение Андрея Жарновского, что жизненный путь учёного «можно считать примером, для живущих сегодня караев! Бесспорно, деятельность М.С. Сарача, явилась мощным импульсом, для возрождения общин крымских караимов на территории бывшего Советского Союза» разделяют подавляющее большинство караев.

            Михаил Сарач родился в Москве в очень состоятельной семье. В 1914 году из Москвы Сарачи переехали в Крым. В Гражданскую войну они вынужденно эмигрировали за рубеж, где познали все прелести чужбины и нужды, ведь огромное состояние осталось в страной Советов.

            Михаил учился в юнкерском училище в Сербии, затем в школе иезуитов для русских в Париже. «Работал» профессиональным боксёром, мыл автомобили. Ограничивая себя во всём, закончил юридический факультет университета. Увлёкся философией, богословием, историей. В войну сражался во французской армии против фашистов. Дослужился до поручика, попал в окружение, бежал из плена, воевал в партизанском отряде полковника Чубаря (крымского караима), затем в подполье в группе Леуса, переправляя за рубеж русских военнопленных из фашистских лагерей.

            После войны Михаил Семёнович организовал своё производство по изготовлению галстуков в рамках известной фирмы Нина Риччи. Возглавлял общину караев во Франции, вступил в ассоциацию этнографов им. Тимура Тамерлана. Хорошо знал российскую эмиграцию, помогал попавшим во Францию соплеменникам, выходцам из России и другим эмигрантам.

            После распада Советского Союза М. Сарач наладил связь с караями Москвы и Петербурга, Литвы и Крыма. Помогал им, особенно инвалидам и участникам войны, престарелым, одиноким и больным лекарствами, продуктами и деньгами.

            Переписывался и регулярно общался по телефону с Т. Бабаджан и М. Казасом из Москвы; Ю. Когеном и Ю. Полкановым из Крыма; Р. Айвазом из Петербурга. Помогал сначала людям, а уж потом «камням».

            На средства М. Сарача в 1992 г. восстановлены три колонны дворика кенаса и отремонтирован класс мидраша в комплексе Евпаторийских кенаса. Благотворитель передал средства для создания мини-гостиницы, в которой могли бы проходить встречи караимов, приезжающих в Евпаторию. 30 тыс. долларов при содействии Михаила Казаса были вложены Михаилом Семёновичем в реставрацию Малой кенаса в Евпатории. За его счёт купили участок земли со строениями близ храма. М. Сарач предоставил общине Евпатории кредит для создания бизнеса до времени, когда покупка начнёт приносить прибыль с условием создания номера для приезжих караев. Сейчас на этой земле расположен цех полуфабрикатов кафе «Караман».

            На средства М. Сарача с 1994 г. в Москве выходили «Караимские Вести» («Къарай хабэрлер»).  

            Михаил Семёнович вёл научную работу, был активным членом Научного Совета при Ассоциации крымских караимов. Писал книги, очерки, статьи, рецензии, помогал советами и литературой. Он автор монографии о вере и религии, о происхождении крымских караимов (1996; Сарач, Полканов, 1998), ряда статей о караимских языке и религии, учении Анана и др. Михаил Семёнович – инициатор, составитель, автор и соавтор, главный редактор и издатель 7 книг «Караимской народной энциклопедии».

            Трудно перечислить добрые дела М. Сарача. Он переиздал в Париже понравившуюся ему работу А. Полканова «Крымские караимы», законченную в годы войны в оккупации. Помог снаряжением и рабочей одеждой для работников, расчищавших и исследовавших древний подземный гидротехнический комплекс Ашырын-Йол у Джуфт Кале.

            Абсолютно обоснованно Михаил Казас назвал Михаила Семёновича «Главным караимом нашего времени». Он был человеком редкого душевного обаяния и доброты, глубоких знаний и широкого кругозора.

Йолджы-таш на Балта Тиймэз

            На самом древнем в Европе тюркском некрополе балта Тиймэз, по народной карайской традиции, Михаилу Семёновичу Сарачу установлен йолджи таш – безмогильный памятник. Это дань глубочайшего уважения крымских караимов его светлой памяти.

            Заслуживают глубокого изучения жизнь и творческое наследие Михаила Семёновича, сбор и издание его публикаций и рукописных работ.

По материалам М. М. Казаса и Ю. А. Полканова